חיפוש

Сострадание, великодушие, какие старомодные слова



Сострадание, великодушие, какие старомодные слова. Но в наш век космических скоростей еще никто не смог отменить человеческую боль, незаслуженные обиды и унижения, физическое насилие и равнодушие, все это вдвойне труднее перенести, если рядом нет человека, готового тебе сострадать, то есть, пропустить чужую беду через свое сердце. Наш мир становится все жестче и прагматичнее, и поэтому каждого, кто готов ринуться на помощь тем, кто в ней нуждается, можно смело считать драгоценным бриллиантом чистой воды. И пусть таких людей не очень много, именно они согревают душу, растапливая своим теплом лед застывшего от горя или обиды сердца, их помощь так необходима людям, не сумевшим отстоять свои законные права, добиться положенных им льгот, да просто не могущих прочитать на иврите письма из различных инстанций. Я хочу рассказать о женщине, которая считает своим долгом оказывать помощь всем тем, кто к ней обращается, ее зовут Сара Фельбейн.

Родилась Сара в городе Единцы (Бессарабия), в 1940-ом году, присоединенном к Советскому Союзу. Когда началась война всех мужчин, включая отца Сары, забрали в Красную Армию. Во время безуспешной попытки убежать от немцев, Сара с мамой сумели добраться только до местечка Маленькие Черновцы Винницкой области, где и было создано гетто. Евреев-беженцев подселяли в дома местных евреев, так Сара с мамой попали в дом супружеской пары Нисима и Симы. Несмотря на очень юный возраст, Сара хорошо запомнила этих людей, ставших во время войны ее семьей. Сима была писанной красавицей, а Нисим – горбуном с очень своеобразными чертами лица. Их две дочери учились в Университете в Киеве, об их судьбе родителям ничего не было известно. Нисим был очень сметливым человеком, и что говорится "с руками", он из крашеных стружек и бумаги делал искусственные цветы и обменивал их на базаре, этот промысел давал возможность выжить в этих суровых условиях. Мама Сары была из очень зажиточной семьи, ее отец имел небольшую фабрику и несколько магазинов (он умер незадолго до прихода в Бессарабию Советов). Когда семья Сары бежала от немцев, то их на подводе подвез бывший работник дедушки, поэтому они смогли захватить с собой довольно много вещей. Обменивая их на базаре, мама Сары имела возможность приобретать продукты, все шло в общий котел. Кроме этого, они еще и подкармливали еврейку-беженку с маленьким ребенком, воистину нет предела широты человеческой души. В войну дети очень быстро взрослели и начинали понимать, что такое жизнь. Сара, видя все происходящее вокруг, связала слово "мама" с понятием тепла, уюта, безопасности, вкуса еды, она своим детским сердцем очень жалела маму, у которой не было такой же доброй ее мамы.

Немцы, заняв Маленькие Черновцы, в них не задержались, они оставили вместо себя румын, которые поддерживали в местечке порядок. Они не бесчинствовали, как фашисты, поэтому евреям этого местечка удалось дожить до Победы. А вот бабушке Сары (со стороны мамы) и дяде с женой и дочкой повезло куда меньше. Часть евреев в Единцах была расстреляна сразу, а родные Сары попали в колонну, которую погнали в другое место. Бабушка Сары страдала ногами, поэтому все время отставала от колонны, ее сын, идя рядом с ней, старался ей помочь, за что фашисты нещадно избивали его прикладами. Не имея больше душевных сил видеть мучения сына, бабушка Сары попросила оставить ее на дороге. Колонну пригнали в какое-то село и всех загнали в большой сарай, где дядя Сары скончался от побоев. Еще трое суток его труп лежал рядом с родными, так как фашисты никого не выпускали.

В 1944-ом году, когда Красная Армия освободила Маленькие Черновцы, Сара с мамой сразу же вернулись в Единцы, где в крохотной хибаре уже жила вдова дяди с дочкой. В конце 1944-го года вернулся с фронта отец, комиссованный из-за проблем с ногами, которые он сильно обморозил во время засады на врага. Мамина старшая сестра жила в Черновцах, она перетянула всю семью туда же. Отец устроился на фабрику по пошиву одежды модельером, мама занималась домашним хозяйством. В 1947-ом году у Сары родился братик Нэл. Саре повезло, она росла в семье, где очень любили не только детей, но и родители друг друга.

Сара училась в школе для девочек, у многих из них не было отцов, поэтому она воспринимала факт того, что у нее есть папа, как большой подарок. Голодное послевоенное время, Саре давали в школу бутерброд, и она делилась им со своими соученицами. Для нее это было вполне естественно.

Закончив школу, Сара поступает в Черновицкий Университет на факультет – русский язык и литература. На втором курсе она выходит замуж, в семье рождается дочь. Дипломную работу Сара писала по сложнейшему предмету – языкознание, ее работа называлась: "Применение математического анализа к изучению лексики современного русского языка". Ее руководителем был истинно интеллигентный русский человек – профессор Широков, у которого, естественно был "заядлый друг" с кафедры украинского языка. А поскольку защита диплома была открытой, он не преминул этим воспользоваться. В своей работе Сара провела сравнительный анализ нескольких языков, вот тут-то и встрял украиновед, язвительно спросив, сколько языков она сама знает. Сара стала перечислять: русский, украинский, румынский и, конечно же, идиш. Он переспросил: "Какой?" Сара ответила: "Я еврейка и идиш мой родной язык". Наступила мертвая тишина, обстановку разрядил профессор Широков. Когда Сара вышла после защиты диплома, ее встречали цветами, профессор и его друг – редактор местной газеты, выразили свое восхищение ее смелостью. Сама Сара себя героиней не считает, просто украиновед своими придирками, сам подтолкнул ее к такому ответу.

Так как у Сары была семья и ребенок, то она получила свободное распределение, работу пришлось искать самой. Найти еврею работу в Черновцах было довольно затруднительно, поэтому она устроилась в пригородную школу. После Шестидневной войны среди евреев Черновцов стали бродить идеи отъезда в Израиль. Сара ненавидела атмосферу страха, царившую в Советском обществе, давая частные уроки, она ходила по домам, так как боялась, что кто-то из соседей донесет, если к ней будут ходить ученики, поход к частной портнихе тоже надо было конспирировать, и так везде и во всем. В семье Сары вопрос ехать или нет, не стоял, стоял совсем другой вопрос: "Как?". Ведь выпускали только по приглашениям самых близких, а таковых в Израиле у них не было.

Может это звучит странно, но репатриироваться им помог давно умерший дедушка Сары, который был не только деловым человеком, но еще и очень умным и добрым. Он когда-то взял в дом воспитанницу из бедной еврейской семьи. Идея репатриации витала в воздухе и во времена Английского мандата, евреи всегда стремились в Палестину, вот и эта девочка изъявила такое желание. Для осуществления ее мечты требовалось два условия: нужны деньги и надо быть грамотным. Дедушка Сары нанял меламеда, обучившего девочку основам чтения и письма, снабдил ее необходимой суммой и помог с отъездом. Через много лет эта девочка по имени Двора, ставшая уже взрослой женщиной, через сестру, оставшуюся на Украине, узнала адрес мамы Сары и прислала ей письмо. Поскольку не было возможности свободной переписки, то с соседями, уезжавшими в Израиль, Дворе передали все данные членов семьи. Дело стало за тем, как прислать вызов от близких родственников. Двора в кибуце Яд Мордехай, в котором она жила, разыскала однофамилицу мамы Сары, ее девичья фамилия – Сандлер, и эта женщина выслала вызов на всю семью.

Сара репатриировалась с мужем, двумя детьми (в семье родился сын) и мамой. Людям с высшим образованием полагался ульпан, их отправили в Пардес Хана, где они поселились в трехкомнатном отдельном доме, предназначенном для обучавшихся языку. Закончив обучение в ульпане, муж Сары пошел работать на стройку, так как по специальности он инженер-строитель. Прожив почти год в Пардес Хане, они получили амидаровскую квартиру в Тель-Авиве. Сара пыталась найти работу, год она проработала воспитателем в молодежном клубе, параллельно с этим, выполняя различные поручения Министерства абсорбции. Совершенно случайно она узнала о курсах, организованных Министерством образования для педагогов с уклоном в дефектологию. Эти полуторогодовалые курсы были на базе Тель-Авивского Университета, обучение было нелегким, надо было сдавать экзамены по: истории Израиля, обществоведенью, литературе. Получив диплом, Сара стала работать в Тель-Авивской системе образования, при уходе на пенсию, ее стаж составлял 23 года.

В 1999-ом году от тяжелой болезни скончался муж Сары, а так как, ее дочь жила в Кфар-Сабе, а сын – в Рамат а-Шароне, то в сентябре 2000-го года она переехала в наш город. Однажды проснувшись, Сара ясно сознала, что ее жизнь кардинально изменилась, вокруг незнакомый город, рядом нет мужа, не надо ходить на работу, ведь она пенсионерка. Всю жизнь она или училась или работала, праздность ей не по характеру, который сформировался еще в войну, несмотря на юный возраст. Сара стала перебирать различные информационные листки, которые ей вручили, как пенсионерке, там оказалось приглашение на добровольческую работу. Когда она расшифровала абревитуру ШИЛ - консультационная помощь населению, то решила что это именно то, что ей нужно. Ведь она много лет проработала не только с детьми, но и их родителями, то есть владеет навыками общения, да и психология ей не чужда, плюс к этому владение языками, Сара решила попробовать. Она созвонилась с начальницей городской службы ШИЛ – Эти Гирш и договорилась о встрече, придя на которую, Сара буквально тут же включилась в работу, так как обратился русскоговорящий человек, перевести просьбу которого, на тот момент, было некому. Сара говорит, что эта деятельность поглощает ее полностью, для нее самое главное, чтобы человек, пришедший к ней, не ушел без ничего. Не все проблемы решаемы, но хоть в какой-то мере можно помочь всегда, и Сара прикладывает к этому массу усилий. Какими вопросами ей не приходится только заниматься, это: и Служба национального страхования (Битуах Леуми), рабочие конфликты, нарушение прав потребителей, семейные конфликты, получение социального жилья, матери-одиночки и еще много различных аспектов человеческой жизни. Вот, что говорит сама Сара по этому поводу: "Я не представляла, что добровольческая деятельность, может доставлять такое громадное моральное удовлетворение, а чувство ответственности – мобилизовать все ресурсы. Когда я чувствую себя не совсем хорошо, то думаю, может быть сегодня не пойду в ШИЛ, но как только представлю, что меня там дожидается кто-то, пришедший с чем-то срочным и для него очень важным, то все хвори и плохое настроение отступают на второй план, главной мыслью становится: "Я нужна людям".

Дочь Сары – Лиора имеет свой бизнес – она дизайнер внутренних интерьеров, ее сын и дочь учатся в Университете. Сын Алекс имеет 1-ю юридическую степень, 1-ю компьютерную степень и 2-ю степень по управлению производством, он разрабатывает проекты в банковской системе. У него трое детей: мальчик 13-и лет и две девочки в возрасте: 10 и 3.5.

Кроме всего у Сары есть хобби, она самостоятельно научилась рисовать картины в компьютере, надо сказать, что и это ей удается весьма неплохо. Ее картины, выполнены в только ей присущей технике, что свойственно всем любителям, может эта манера не совершенна, зато все ее рисунки несут заряд позитива, глядя на них, ловишь себя на том, что улыбаешься потому, что просто хорошо на сердце.

Из моей беседы с Сарой я сделала вывод: самое большой богатство неравнодушного человека – это добрая душа и отзывчивое сердце. Есть простая мудрость: отдавая, мы становимся богаче.

Я хочу пожелать Саре, чтобы те слова благодарности, которые она слышит постоянно, давали ей силы продолжать ее благородную деятельность, и конечно же, здоровья и радости от детей и внуков.

Марина Гроденски

0 צפיות

© 2019 Made with love by  Kfar Saba