חיפוש
  • Муниципалитет Кфар-Саба

Познакомившись с героем этой статьи, я задалась вопросом: "Человек нашел дело своей жизни или профес



Познакомившись с героем этой статьи, я задалась вопросом: "Человек нашел дело своей жизни или профессия нашла его?" В итоге пришла к выводу, что они просто долго шли навстречу друг другу. И тут же у меня возник второй вопрос: "Чем учитель отличается от преподавателя?" Преподаватель – тот, кто занимается преподаванием чего-либо, а вот учителем часто называют того, кто учит каким-то жизненным принципам на личном примере. Каждый из нас знает, насколько важна личность учителя, ведь именно от этого зависят наши знания и любовь к тому или иному предмету. В памяти каждого человека хранятся добрые воспоминания хотя бы об одном из педагогов, у которых довелось учиться. Именно о них можно сказать, что это Человек и Учитель, да-да, именно так, с большой буквы. Эти качества, как раз и характеризуют Моше Крупника. Именно о таких как он, Василий Ключевский сказал: "Чтобы быть хорошим преподавателем, нужно любить то, что преподаешь, и любить тех, кому преподаешь".

Родился Моше в Вильно (Вильнюс) в семье купца и домашней хозяйки. В семье было трое детей, Моше младший их них. В шесть лет его отдали на обучение в хедер Перельмана, предназначенный для детей из состоятельных еврейских семей. Закончив хедер, Моше продолжил обучение в частной еврейской гимназии, где преподавание велось на польском языке. В результате вторжения в сентябре 1939 года советских войск на территорию Польши, власть сменилась, и преподавание в гимназии перешло на идиш. Когда пришли Советы у семьи отобрали абсолютно все, вплоть до последней лампочки.

Когда началась война, НКВД приняло решение выслать семью, как неблагонадежную, в Сибирь. Когда пришли их забирать, то родителей не оказалось дома. Из взрослых дома была только бабушка со стороны матери, которая хоть и не была в списке на арест, но легла на пороге и сказала, что дети пойдут только с ней. Офицеры, которые их арестовывали, плакали, а Моше, чтобы их успокоить – угощал конфетами. Как бы это не звучало парадоксально, но НКВД практически спасло жизнь бабушки и детей, ведь родители, оказавшиеся в Скаудвиле в гостях у брата отца, были убиты фашистами.

Моше с сестрами и бабушкой оказались в Алтайском крае, в деревне Коробейниково Бийского района. Их поселили в одной комнате с польской семьей, состоящей из матери и двух дочерей. В итоге, в одной комнате оказалось семь человек. Так как на момент ареста старшая сестра училась в университете, то ее назначили преподавательницей немецкого языка в школе. Моше продолжил школьное образование, а средняя сестра в 1942-ом году умерла от чахотки.

В 1943-ем году, Моше, которому было 17 с половиной лет, явился добровольно в военкомат и попросился на фронт, его просьба была удовлетворена. Моше направили в Даурию в военный городок на курсы связистов. Проучившись полгода, он стал радиотелеграфистом, и был определен в отдельный зенитный артиллерийский дивизион, который впоследствии был присоединен ко 2-му Украинскому фронту. Первый бой Моше был на Орловско-Курской дуге. Во время одной из бомбежек снаряд попал в блиндаж, Моше был ранен осколками, его жизнь спас телеграфный аппарат, принявший на себя основной удар. Моше отправили в тыловой госпиталь в Читу, после выписки он получил назначение в 149-й стрелковый полк, который воевал в Маньчжурии. Так получилось, что и здесь Моше воевал под командованием того же командира, что и на 2-м Украинском фронте. Боевые действия закончились 3 сентября 1945-го года, но войска оставались в Маньчжурии до зимы 1946-го.

Подразделение, в котором служил Моше, вернули в населенный пункт под Читой. Однажды, будучи в увольнении в Чите, Моше увидел офицера, бросавшего мяч в баскетбольную корзину, а так как он, еще живя в Вильно, увлекался этим видом спорта, то попросил дать ему возможность тоже сделать несколько бросков. Офицер, увидев, что Моше делает это умело, пригласил его стать членом команды "Пехотинец", и, получив согласие, записал необходимые данные. Команда выиграла первенство пяти областей Дальнего Востока, и ее отправили на первенство РСФСР по баскетболу 1946-го года в Симферополь. Ехали через Москву, в которой застряли на 3 дня. Моше, воспользовавшись случаем, что он одет в спортивную форму, зашел в Польское посольство. Он знал о договоре Сикорского, по которому граждане довоенной Польши могли вернуться туда на жительство. В посольстве Моше пообещали постараться помочь в решении этой проблемы.

После чемпионата по баскетболу, Моше получил отпуск, но ему некуда было ехать, так как связь с сестрой и бабушкой была утеряна. Но он переписывался с семьей своего одноклассника по Алтайской школе. После войны вся семья Злотченко вернулась в Днепропетровск, и когда Моше написал, что ему некуда ехать, то они тут же пригласили его в гости, выслав сапоги и деньги на дорогу. По счастливой случайности, эта же семья вела переписку с сестрой и бабушкой Моше, так была восстановлена между ними связь.

Вернувшись в часть, Моше продолжил службу до тех пор, пока в один из дней, приехавший на полигон подполковник не сказал ему: "Езжай на родину в Польшу". Как оказалось, посол сдержал свое слово. В Чите Моше познакомился с молодым поляком, и они вместе отправились в дорогу. Сначала приехали в Люблин к сестре нового друга Моше, затем, опять же вместе, поехали в Штетин, где жили сестра и бабушка Моше. Чтобы подготовить родных, первым в дом зашел друг Моше, и только потом, он сам. Сестра Моше работала в сионистской организации, она готовила детей и молодых людей к алие. Моше записался в школу ОРТ, где приобрел специальность по слесарному и токарному делу. Однажды приехала сестра матери, жившая в Париже еще до войны, и забрала их всех с собой. Сестра Моше вышла в Париже замуж, и со своей семьей репатриировалась. А Моше сменил ее на посту учителя математики и спорта еврейского сиротского дома. Моше проработал там полгода, услышав о войне в Израиле, он тут же репатриировался и мобилизовался. Моше стал техником по обслуживанию минометов. Отслужив два года, он остался в армии вольнонаемным специалистом по техническому обслуживанию военной техники. У Моше была обнаружена язва желудка, поэтому он нуждался в особом питании. Сам он жил в Герцлии, а его сестра в Бен-Шемен. Моше не оставалось ничего другого, как попросить соседку готовить для него еду, в ее квартире он познакомился с девушкой Ципорой, которая и стала его женой. Вместе они уже 63 года. В 1951-ом году в семье родилась первая дочь – Рахель, в 1956-ом – дочь Ривка и в 1958-ом - сын Авнер.

Из-за болезни врач запретил Моше физическую работу, поэтому после шести лет в армии, ему пришлось уволиться. В 1955-ом году Гольда Меир была министром труда, она организовала съезд выпускников школ системы ОРТ, на котором Моше предложили работать инструктором по слесарному делу в ОРТ в городе Натанья. Моше чувствовал тягу к математике, в 1962-ом году он поступает в Тель-Авивский Университет. Ему дали возможность преподавать в Холоне, а так как у него был мотоцикл, то он успевал и учиться, и учить. Чтобы преподавать надо было закончить учительские курсы. Моше, прервав учебу в Университете, поступил на курсы при Хайфском Технионе. Каждый, из обучающихся на этих курсах, был обязан провести показательный урок. То, как провел его Моше, очень понравилось директору Кфар-Сабской школы ОРТ, и он предложил ему работу. Курс проходил в летние каникулы. С началом нового учебного года Моше стал преподавать математику, времени на учебу у него не было, так как Университет он не закончил, то получил звание морэ бахир. Однажды на урок, который вел Моше, пришел инспектор Министерства образования, услышав и увидев методику преподавания, он спросил, не является ли Моше профессором математики. И услышав в ответ, что у него лишь неоконченное высшее образование, порекомендовал записаться в Бар-Иланский Университет на курсы преподавателей математики. Моше написал две книги по самостоятельному изучению алгебры, в Университете увидев эти книги, освободили его от занятий и выдали документ на право преподавания.

Моше видел свою задачу не только в том, чтобы дать ученикам максимум знаний, а и в том, чтобы привить им интерес к самостоятельному поиску знаний и правильному их использованию.

В один из учебных годов, почти весь класс, в котором преподавал Моше, провалил выпускной экзамен (багрут) по математике, и это при том, что инспектор Министерства образования сказал, что это лучший класс в Израиле. Моше не согласился с результатами и подал апелляцию, невзирая на то, что в случае отрицательного результата, он должен был заплатить из своего кармана сумму равную его двухмесячной зарплате. В итоге выяснилось, что экзаменационные работы школьников проверяли преподаватели университетов, которые оценивали их по той же шкале, что и студенческие. В результате пересмотра все оценки оказались положительными, а Моше пригласили стать инспектором Министерства образования на выпускных экзаменах по математике. В 1984-ом году Моше вышел на пенсию, но еще 20 лет продолжал работать инспектором.

Моше не только преподавал математику, он учил ребят жизни. Однажды из школы было украдено 1000 магнитофонных кассет. Подозрение пало на класс, в котором Моше был классным руководителем. Первым делом он попросил директора школы не обращаться в полицию. После недолгого расследования выяснилось, чьих рук это дело. Как оказалось, сначала паренек выкрал магнитофон, предназначенный для изучения языков, но сообразив, что его трудно будет продать из-за больших габаритов, вернул его на место, взяв взамен кассеты. После беседы с Моше, кассеты были возвращены, инцидент исчерпан. Но, как оказалось, участие Моше в судьбе этого паренька на этом не закончилось. Уже отслужив армию, он случайно встретил на улице своего бывшего классного руководителя, который вспомнил, что один из его знакомых спрашивал нет ли у него подходящей кандидатуры для работы в лингвистической лаборатории Бар-Иланского Университета. Моше решил, что этот парень годится на эту должность. Через какое-то время его послали в Лондон на курсы повышения квалификации, там он женился и остался жить в Англии. Когда Моше был в этой стране, бывший ученик принимал его, как самого родного и близкого человека.

Еще работая в школе, Моше начал заниматься добровольческой деятельностью в пенсионом отделе Битуах Леуми. Он посещал на дому одиноких пенсионеров, давая им не только общение, но и оказывал помощь в приобретении лекарств.

После выхода на пенсию, Моше устроился на работу в школу ландшафтной архитектуры. Там он проработал семь лет, параллельно с этим расширяя круг своей добровольческой деятельности. В том числе, Моше у себя дома устроил ульпан для специалистов с высшим образованием в области математики и физики. Он обучал их специфической терминологии на иврите, помогал писать трудовую биографию (корот хаим), а также через своих друзей и бывших учеников устраивал на работу. Таким образом, ему удалось трудоустроить по специальности несколько десятков человек.

В 1986-ом году Моше стал волонтером организации "Яд Сара", он и по сей день занимается компьютерной поддержкой Кфар-Сабского отделения этой организации, а также выдает на прокат различные медицинские приспособления и оборудование тем, кто в нем нуждается. В 1990-ом году в Кфар-Сабе открылось отделение организации ШИЛ. Моше предложил свои услуги, был принят, и на добровольных началах вплоть до текущего года оказывал людям, обратившимся к нему, самый широкий спектр помощи. Так как Моше говорит по-русски, то именно выходцы из бывшего СССР зачастую становились его клиентами. С чем только не приходилось сталкиваться Моше, и банковские проблемы, и квартирные, трудовые споры, всего не перечесть. Однажды в Битуах Леуми Моше случайно услышал о проблеме с могильным камнем, он сумел организовать сбор пожертвований, но сумма все-таки была недостаточной. Моше решил поговорить с изготовителем памятников, тот оказался его бывшим учеником, и проблема была решена.

Жена Моше – Ципора работала воспитателем в интернате Сольд-Штайнберг. Семья старшей дочери Моше живет в Америке. Рахель – профессор математики и клинической психологии, она руководит лабораторией сна и преподает в Университете, пишет книги. Ее муж работает директором компании Google. В семье две дочери. Старшая – Тали (29) пишет диссертацию по деятельности мозга. Она замужем, в семье подрастает малыш Натан. Младшая дочь – Шели (25) пишет диссертацию по математике.

Средняя дочь Моше – Ривка работает заместителем директора школы. Ее муж работает инженером в авиационной промышленности. Их дочь Ноа работает в Сохнуте вместе с Натаном Щаранским и параллельно с этим делает 2-ю академическую степень по промышленному строительству. Младшая дочь Михаль закончила Иерусалимский Университет по специальности – клинические проблемы коммуникации. 20-летняя Рони – служит в армии.

Самый младший из детей Моше – Авнер после окончания Кфар-Сабской школы ОРТ поступил на летные курсы. 24 года отслужил в Армии, был командиром части. Авнер был в составе экипажа самолета, доставившего Менахема Бегина в Египет на переговоры с Анваром Садатом по подписанию мирного соглашения. Кроме всего, Авнер закончил факультет истории и географии Израиля Бар-Иланского Университета. Он женат, жена кинодокументалист, в семье четверо детей. 25-летняя Инбаль закончила обучение в Бар-Иланском Университете по специальности социальная служба, работает в муниципалитете Иерусалима. 22-летний Лиор учится в йешиве. 20-летняя Таль отслужила в армии, собирается продолжить учебу. 13-летний Гиль учится в школе.

Что можно сказать о Моше, в этом многогранном, светлом человеке с огромным сердцем собраны лучшие человеческие качества. Своим огромным опытом и знаниями он щедро делится с людьми, и по сей день, несмотря на возраст. Свои личные связи он использует, чтобы помочь малознакомым, а иногда, и вовсе незнакомым людям. Проявляя недюжинную находчивость, он умеет найти выход почти из любого затруднительного положения. Природа щедро одарила Моше талантами, главный из которых – любовь к людям. Да и продолжатели его рода удались на славу и на радость Моше и Ципоры, самое главное это то, что каждый из них – личность.

Я хочу от имени тех, кого Моше учил математике и жизни, кому помог в трудную минуту передать ему низкий земной поклон и теплые слова благодарности.

Завершить эту статью я хочу строчками неизвестного автора:

Когда хороший человек

рождается на свет,

На нем отметки "хорошо"

нигде, конечно, нет.

Но он живет, растет, творит,

он делает добро.

И каждый, встретившийся с ним,

сказал: "Мне крупно повезло!"

Мне повстречался человек

отзывчивый такой.

С большой и светлою душой

и умной головой.

И если б каждый был таким,

жилось бы так светло!!!

Сама земля сказал б им:

"Мне крупно повезло".

От всей души хочется пожелать Моше здоровья и всяческих благ.

Марина Гроденски

© 2019 Made with love by  Kfar Saba