חיפוש

Победа над фашистской Германией является величайшей победой света над тьмой

Победа над фашистской Германией является величайшей победой света над тьмой, разума над мракобесием. Каждый, кто приложил к этому руку, шел к ней своим путем, неся в душе незаживающие раны. 65 лет разделяют нас с победной весной 45-го года, но для тех, кто пережил военное лихолетье, память о событиях того времени до сих пор пеплом стучит в сердца. Наш народ заплатил безумно дорогую цену за эту Победу. Об этом нельзя забывать и, поэтому, я хочу рассказать историю жизни человека, который не только пережил ужасы гетто, был партизаном и бойцом Красной Армии. Так получилось, что история его семьи тесно переплелась с историей основания города Кфар-Саба, в которой тоже были трагические моменты.


Родился Михаил Мишкин в городе Слоним (тогда это была Польша) в семье сапожника и работницы пекарни. Семья была большой – семеро детей. Поэтому Михаил, окончив 7-мь классов еврейской школы, начала работать на хозяина в швейной мастерской, куда его определили родители, ведь надо было помогать семье. Сначала он был учеником, затем стал портным. Так было до начала войны, в ту пору ему было 18 лет. Его город к тому времени уже был территорией Белоруссии. Тогда в Западной Белоруссии юношей до 20-и лет не брали в Красную Армию.

На второй день войны немцы уже бомбили город и буквально, почти тут же, вошли в него. Всех евреев Слонима согнали в гетто, улица, на которой жила семья Михаила, была заселена еврейскими семьями, поэтому она оказалась на его территории. Всех работоспособных отправляли на принудительные работы. Конвоиры разрешали идти только по проезжей части улицы с прикрепленной на груди и спине желтой звездой. Бывали случаи, когда люди случайно попадали на тротуар, конвоиры тут же хватали их и жестоко избивали нагайками. Работали по 14-16 часов в сутки. Терпели голод и холод.

Так было до 31-го июля 1942-го года, когда на фронте наступил перелом, и началось наступление Красной Армии, фашисты решили уничтожить гетто. В этот день рано утром началась облава. Полицаи и гестаповцы выгоняли всех людей на улицу, больных вытаскивали из постели. Всех погнали в село Петрановичи. Отец сказал старшим детям, чтобы они бежали, А сам с женой и младшими детьми спрятался в подвале дома. Фашисты сожгли гетто, там, в огне и погибли родные Михаила.

По дороге в Петрановичи Михаилу, его 16-летнему брату и еще 16-ти узникам удалось убежать в лес. Младшего брата впоследствии фашисты схватили и расстреляли. Все сбежавшие бродили по лесу, пытаясь разыскать партизан. На 3-й день побега им встретился крестьянин, согласившийся отвести их в партизанский отряд, которым командовал еврей-кадровый офицер. Там они узнали, что всех угнанных раздели, расстреляли или закопали заживо.

Этот партизанский отряд в подавляющем большинстве состоял из евреев. Они занимались разведывательной и диверсионной работой на железной дороге. Отряд нес потери, поэтому несколько раз сливался с другими отрядами. Партизаны оказывали фашистам яростное сопротивление. Так продолжалось до того момента, когда отряд имени Дзержинского Белостокской области влился в танковую бригаду 2-го Белорусского фронта. Теперь Михаил стал бойцом уже регулярной Красной Армии.

При переправе на лодках через Десну завязался тяжелый бой, по нашим войскам велся шквальный огонь. Но, тем не менее, бойцы сумели высадиться на противоположный берег и обеспечить переправу следовавшим за ними войскам. За этот бой Михаил был удостоен ордена.

Фронт двигался на запад, в конце 1944-го года, в одном из боев за Польшу, Михаил был ранен осколком в руку, его подобрали санитары и отправили в госпиталь в Могилев, затем Бобруйск. Окончательный курс излечения он проходил в госпитале в Кирсанове, где встретил не только День Победы, но и свою будущую жену, работавшую там санитаркой.

За боевые заслуги Михаил Мишкин награжден 2-мя орденами: орден Славы 3-й степени и орден Отечественной войны 1-й степени. Кроме этого, он награжден 11-тью медалями.

В 1945-ом году Михаил приехал в Слоним, но вместо своего дома, обнаружил только обгоревшие кирпичи, больше туда он никогда не возвращался.

Послевоенную жизнь Михаил стал строить в городе Рославль Смоленской области, на родине своей жены, которую судьба тоже не пощадила. Она была единственной выжившей из всей ее семьи. Всю жизнь Михаил проработал по своей специальности – портным.

Когда я беседовала с Михаилом, то выяснилось, что не вся его семья сгорела в пламени Холокоста. Его старшие брат и сестра еще задолго до войны уехали в Палестину.

Михаил много лет мечтал навестить своих израильских родственников. Но все время получал из ОВИРа отказ. И когда терпение лопнуло окончательно, он вместе с дочерью решил поехать в Москву, чтобы там добиваться разрешения. Буквально перед самой посадкой на поезд, они услышали крик и увидели бегущую к ним соседку с конвертом в руках. Это было приглашение в Израиль. Именно на его основании, Михаил смог, наконец-то встретиться с родными для него людьми. Домой он вернулся - полон прекрасных впечатлений и с горячим желанием репатриироваться. Но сделать это он смог только через пять лет в 1992 году.

У Михаила 3-е детей – два сына и дочь, все они со своими семьями живут в Израиле.

А теперь я хочу немного рассказать об истории Кфар-Сабы и семьи Мишкиных.

В 1922 году старший брат Михаила - Лейбль с 4-мя друзьями, сказав родителям, что они едут в Варшаву на заработки, сели на корабль, сошли с которого в порту Яффо. Невозможно передать словами те чувства, которые возникли в душе, когда я держала в руках паспорт Лейбля, выданный английской администрацией, ведь он принадлежал одному из тех, кто задолго до образования государства Израиль, готовил базу для этого исторического для нашего народа события. Работу Лейбль нашел в Ришон ле-Ционе, он очень быстро выучил арабский язык. Однажды к нему обратились несколько состоятельных польских евреев с просьбой помочь им вести переговоры по покупке земли в Кфар-Сабе, и Лебль активно включился в работу. Поскольку транспортное сообщение почти отсутствовало, то добираться ежедневно из Ришона в Кфар-Сабу было очень сложно, и Лебль перебрался сюда на жительство.

Он съездил в Слоним навестить родню, и там же нашел себе жену. Вернувшись в Палестину семейным человеком, он загорелся идеей, перевезти сюда свою сестру Рахель. Но англичане не позволяли незамужним еврейским девушкам поселяться в Палестине. Леблю все же удалось сделать почти невозможное, и в 1932-ом году Рахель совершила алию, и естественно, поселилась в Кфар-Сабе.

В то время наш город административно относился к Туль-Карему, хотя Кфар-Саба в то время, еще не была городом – это был крохотный поселок со считанными домами, окруженными садами (пардесами).

Лейбль одним из первых в Кфар-Сабе купил радио, по которому также передавали имена тех, кого разыскивают родственники. Он взял на себя эту нелегкую миссию. В шаббат он садился в арабский автобус, следовавший по маршруту Туль-Карем-Яффо, по дороге сходил в различных населенных пунктах и разыскивал тех, о ком шла речь по радио. Им Лебль передавал координаты тех, кто их разыскивал.

В это время он работал управляющим пардесами, на этой должности Лейбль проработал 18 лет, до того момента, когда в конце 48-го года, араб, с которым он был лично знаком, и потому не опасался, ударил его несколько раз тяжелой палкой по голове и вытащил нож, чтобы добить. Но Лебль притворился мертвым и араб ушел. Поскольку вечером Лебль должен был отчитаться по работе, то его стали разыскивать. Обнаружили в тяжелом состоянии и доставили в больницу. Он говорил своему сыну Арончику, родившему в 1932-ом году, что он чувствует, что умрет и мечтает только об одном, дожить до празднования первого Дня независимости Израиля. Но его мечте не суждено было сбыться, он умер за несколько дней до этого. Арончик, который учился в религиозной школе, после этого перешел в светскую школу "Усышкин", хотя до нее было довольно далеко. В то время в Кфар-Сабе всего то и были эти две школы.

На глазах Арончика росла и развивалась Кфар-Саба. Он работал секретарем первого мэра Кфар-Сабы Мордехая Суркиса, который отправил его учиться в инженерную школу в Тель-Авиве. Учеба была параллельно с работой, так как, после смерти отца, семья жила очень бедно. Затем была должность старшего помощника главного инженера города. В общей сложности Арончик проработал в мэрии 25-ть лет. Затем много лет, до самого выхода на пенсию, работал учителем вождения.

У Арончика 5-ть детей, 6-ть внуков, все они живут в Кфар-Сабе.

У покойной сестры Арончика – Шошаны – двое детей и шестеро внуков.

Сестра Михаила - Рахель, приехав в Палестину в 17-летнем возрасте, сначала работала, как и все в пардесе, затем на упаковке фруктов "Бейт ариза". Замуж она вышла за парня из Раананы, у них родилось двое детей – сын Йоав и дочь Малка. У Малки 3-е детей и 7 внуков, у Йоава – 4-ро детей и один внук. И все они тоже наши земляки - кфар-сабчане

Сын Йоава – Идан Райхель является не только одним из самых известных певцов Израиля, его песни популярны во всем мире. Он сам пишет слова и музыку к ним. Он наш посол мира, ведь прекрасное - объединяет сердца.

Так уж получилось, что День Победы и День независимости Израиля соседствуют друг с другом, и это очень символично, ведь благодаря разгрому фашистской Германии, у евреев появилась возможность возродить свой национальный дом. Семья Мишкиных является ярким примером тому, что, не смотря ни на что, евреи выжили, выстояли, создали свое государство, которое успешно развивается. И как видим, семья Мишкиных не только успешно решает демографическую проблему страны, но и является патриотом Кфар-Сабы.

Я от всей души желаю членам этой многочисленной семьи здоровья, успехов во всех начинаниях и чтобы, только радостные события собирали их вместе.

Марина Гроденски

1 צפיות

© 2019 Made with love by  Kfar Saba