חיפוש
  • Муниципалитет Кфар-Саба

И там, куда упала капля нашей крови,Будет крепнуть наша сила, наша мощь Гирш Глик

И там, куда упала капля нашей крови,

Будет крепнуть наша сила, наша мощь

Гирш Глик

Мы привыкли думать о времени как о дороге, которая идет вперед. Но на самом деле, прошлое не уходит – оно вокруг нас. Дома напоминают о времени, когда они были построены. Памятники солдатам, воевавшим задолго до нашего рождения, напоминают о прошедших войнах. Воспоминания наших родителей, бабушек, дедушек напоминают об истории нашей семьи. Все это – знаки прошлого, которое существует в настоящем.



Война… Само слово говорит нам о беде и горе, о несчастье и слезах, о потерях и расставаниях. Сейчас тех, кто видел войну не по телевизору, кто вынес и пережил ее сам, с каждым днем становится все меньше и меньше. Дают о себе знать годы, старые раны, переживания. В одном из последних своих интервью писатель Валентин Распутин сказал: "Сколько в человеке памяти, столько в нем и человека". Природа мудра. Она так выстроила путь человеческой жизни, чтобы не ослабевала и не рвалась нить, объединяющая и соединяющая поколения.


Мир не должен забывать ужасы войны, страдания и смерть миллионов. Это было бы преступлением перед павшими, преступлением перед будущим. Мы должны помнить о войне, о героизме и мужестве и о людях, прошедших ее дорогами. Невозможно без волнения читать строки письма Месельбека – героя повести Чингиза Айтматова "Материнское поле": "Мы не выпросили себе войну и не мы ее затеяли, это огромная беда для всех нас, всех людей. И мы должны проливать свою кровь, отдавать свои жизни, чтобы сокрушить, чтобы уничтожить это чудовище. Если мы этого не сделаем, то не достойны будем имени Человека".


. В истриографии Второй мировой войны еврейская тема широко рассматривается в контексте Холокоста. Однако евреи были не только объектом истребления, проводимого нацистской Германией и ее союзниками, но и активными участниками, повлиявшими на ход и результат войны.

Во Второй мировой войне в рядах Советской Армии принимали участие примерно 500 тысяч солдат и офицеров еврейской национальности. В это число не входят партизаны, количество которых составляло примерно 40 – 50 тыс. человек. 27 % евреев ушли на фронт добровольцами. За годы войны погибло в боях и умерло от ран 200 тыс. воинов-евреев. Это составляет 40 % от их общего числа.


Одним из тех, кому довелось полной чашей испить весь трагизм истории еврейского народа в период Второй мировой войны, является Александр Корень. Родился он в местечке Красное Тывровского района Винницкой области. Папа был заготовителем во времена НЭПа. Однажды он с группой евреев отправился на базар, на обратном пути на них напала банда, безжалостно убившая 8 евреев, среди которых был Пейс – папа Александра, и два его дяди – Гирш и Шопа. В то время Александру было 1 год и два месяца, так что отца он не помнит, маме было 20 лет. До 1-го класса Александра воспитывала бабушка Двойра. В местечке организовался еврейский колхоз "Дерштерн", мама Александра стала там работать. Там же она встретила мужчину, за которого вышла замуж. Александр пошел в 1-й класс еврейской школы, в ней он проучился шесть лет. Затем, по просьбе самих же учеников, школу закрыли (всем было ясно, что после окончания еврейской школы перспектив нет). Затем два года Александр проучился в украинской школе, он успел закончить 8 классов. В день получения аттестата, началась война. Александру, на тот момент, было 15 лет. Отчим ушел на фронт и погиб.


15-летних подростков забирали из дома и отправляли в тыл, спасая будущих солдат. Александра тоже забрали, бабушка подделала свидетельство о рождении, исправив 1925-й года на 1926-й, и вернула его домой, не подозревая о том, какие испытания выпадут на долю их семьи. Они остались в местечке, на территорию которого через полтора месяца после начала войны вошли немцы. Александр вместе со своими родными оказался на оккупированной территории. Сначала евреи жили в своих домах. Их гоняли на работу, издевались, но гетто еще не было. В Виннице жила тетя Александра, которая должна была родить ребенка, и бабушка поехала к ней. До местечка Красного дошли слухи, что в Виннице расстреливают евреев, и Александр с мамой кинулись спасать своих родных. Они еще не осознавали полностью суть происходящего. Не доходя 4-х километров до Винницы, они встретили знакомого еврея, который их остановил, разъяснил ситуацию. Благодаря этому человеку, они вернулись домой, и остались живы.


Территорию между Южным Бугом и Днестром немцы передали румынам, так возникла административно-территориальная единица Транснистрия. Местечко Красное также входило в ее состав. С приходом румын, стали образовываться гетто. На тяжелые работы гоняли каждый день. Одной из основных проблем гетто была перенаселенность, вследствие тяжелых санитарных условий, вспыхивали эпидемии инфекционных болезней. Люди всегда голодали. Некоторым удавалось сохранить немного денег или ценностей, и они обменивали их на еду, тайком проносимую в гетто; другим приходилось нищенствовать или воровать, чтобы выжить. В долгие зимы не хватало топлива и теплой одежды. Ослабленные голодом и переохлаждением люди становились легкими жертвами заболеваний; болезни, голод и холод унесли жизни десятков тысяч жителей гетто. В гетто Александр дважды переболел тифом, его спас фельдшер Мойше Барбиро, у которого чудом сохранились препараты. Он делал уколы Александру, и молодой организм сумел победить болезнь. Помимо взаимопомощи, узникам гетто помогало местное население.


Украинский староста, репрессированный при советской власти, вернулся в Красное с приходом немцев. Он оказался очень хорошим человеком, и вместе с окрестными крестьянами помогал евреям. Александр с большой теплотой вспоминает этих людей. Настолько хорошие отношения были у евреев местечка Красное с украинцами, что уже в наше время, местное население на свои средства поставило памятник, на котором на украинском языке написано "Узникам и жертвам Краснянского гетто. Мы помним про Вас" и на иврите "Мы помним о вас". Памятник был установлен, когда в Красном уже не осталось ни одного еврея.

В 1943 году Александра из гетто перевели в концлагерь Трихатка под Николаевым. Истощение, завшивленность, каторжные работы – через все это прошел Александр. И он решился на побег, ночью забрался в тендер с углем. Позже выяснилось, что это был эшелон с ранеными немцами. Немец, пришедший за углем, обнаружил юношу.


Но вместо того, чтобы убить, он сказал Александру: "Возьми ведро угля и отнеси в вагон". Александр так и сделал, за это немец дал ему буханку белого хлеба. Это стало единственной пищей Александра по дороге в Жмеринку. Сойдя с поезда в этом населенном пункте, Александр шел по перрону грязный, оборванный, и тут его увидела тетя Рива, посоветовавшая племяннику идти в гетто. Поскольку больше идти все равно было некуда, то он именно туда и отправился. Там его накормили, но кто-то доложил, что в гетто чужой, пришли еврейские охранники и сказали, чтобы он уходил. И тогда, Александр решил идти в свое местечко, до которого было 25 километров. Понятно, что пешком проделать такой путь совсем не просто, дойдя до одного из сел, Александр вспомнил, что там он помогал отчиму ремонтировать один из домов. Обратившись к хозяйке этого дома, Александр попросил поесть. Он до сих пор помнит, как она поставила перед ним большой чугунок картошки, и он наконец смог наесться "до отвала". Александр сумел-таки добраться до своего дома, в котором безвылазно просидел до самого прихода Советской Армии. 17 марта 1944 года первым красноармейцем вступившим в местечко Красное, был местный еврей Беня Пироговский, который рвался узнать, что с его семьей.


9 мая 1944 года (ровно за год до Победы) Александр был призван в армию. Сначала была учебка в подмосковном Алабино, специалность ПТР – противотанковое ружье. Через два месяца курсантов подняли по тревоге, и с маршевой ротой отправили на фронт. Эшелон пришел в Западную Украину. Александр попал в 1-й механизированный Красноградский корпус 19-й бригады 1-го Белорусского фронта. В первый свой бой Александр пошел при форсировании Вислы, потом было форсирование Одера, взятие Варшавы. С боями он прошел всю Польшу, затем была Германия. Александр участник боев за взятие Берлина. 2 мая 1945 года командующий обороной Берлина генерал Вейдлинг подписал приказ о капитуляции.

Поскольку речь шла только о капитуляции Берлина, то война фактически продолжалась. Подразделение, в котором служил Александр, вывели в леса под Берлином. А так как дело было в лесу, и стрельба велась с разных сторон, то понять где наши, а где враг не всегда удавалось. Однажды Александр вместе с полевой кухней нарвался на фашистов, еда пострадала, а личный состав выжил. В другой раз, Александр вместе с офицером случайно зашли в какой-то населенный пункт. Как оказалось позже, наших войск там еще не было, местные немцы, не подозревая, что их только двое, вели себя спокойно, благодаря этому Александру и его командиру удалось спастись.


Весть о Победе застала подразделение Александра все в том же лесу под Берлином, от избытка чувств, все стали стрелять в воздух кто из чего мог. Затем после пополнения, подразделение отправили в город Фюрстенберг, где роту расформировали. Александра направили в минометный батальон, а затем на курсы командиров минометчиков. По завершению этих курсов, Александра назначили командиром миномета, сначала ему присвоили звание младшего сержанта, затем сержанта и старшего сержанта. Последовал перевод в городок Эберсвальде, затем в 1946 году в город Грайфсвальд, а затем Олимпшисдорф, здесь Александр прослужил до самой демобилизации в 1950 году.


Сразу после демобилизации Александр отправился домой в Красное. Как выяснилось, дом их семьи уцелел, и в нем жили все оставшиеся в живых родственники, так под одной крышей собралось 8 человек.

Так как по дороге домой, Александр спал в поезде в сапогах (чтобы не украли), то на следующий день он был вынужден обратиться в поликлинику по поводу опрелости ног. Там он встретил знакомого зубного врача, который поинтересовался, чем он собирается заниматься и посоветовал стать зубным техником. На тот момент Александр о зубах знал только то, что они есть у людей и животных. Отдохнув, погуляв, Александр снова встретился с тем же зубным врачом, и получил от него дельный совет – пойти в райком партии и попросить направление, чтобы стать учеником Краснянской зуботехнической лаборатории. Фронтовик, коммунист, ну кто ему откажет, получив нужный документ, Александр начал изучать новое для него дело.


Однажды на свадьбе Александр познакомился с привлекательной девушкой и в 1951 году они поженились. По воле случая, жена Александра – Маргарита была зубным врачом. Александр закончил вечернюю школу, и поступил в Минское медицинское училище №3 на зуботехническое отделение. Постепенно он стал очень хорошим техником. Отдел здравоохранения разрешил супругам открыть свой частный кабинет. Проживала семья в поселке Черномин Песчанского района Винницкой области. В 1953 году в семье родился сын Петя, в 1956 году – дочь Ангелина. В 1962 году Александр прошел аттестацию и получил 1-ю категорию, на три района он был единственным таким специалистом. 36 лет Александр проработал на одном месте.

Выйдя на пенсию, Александр и Маргарита купили квартиру в Полтаве, они прожили там 10 лет.


На семейном совете решили репатриироваться. 30 июня 1996 года сели на теплоход в Одессе, а через три дня спустились по трапу в Хайфском порту, где их встречали дети брата и его жена. Одновременно приехали в Израиль: Александр с женой, Роза – мама Александра. Ангелина с мужем и двумя детьми. Все вместе поехали в Кирьят-Ата, откуда через месяц перебрались в Кфар-Сабу. Петр репатриировался через год с женой, сыном и тещей.


Петр вдовец, его сын живет в Москве. Ангелина, закончившая электротехнический факультет Одесского техникума измерительных приборов, работает на частном заводе "Фетко" в отделе технического контроля. Муж Ангелины работает на фабрике "Сименс". Их дочь Ольга закончила колледж "Шенкар", она промышленный дизайнер, живет в Германии. Ольга замужем, у нее 3-хмесячный сын Тео. Сын Денис отслужил в военно-воздушных войсках, закончил тот же колледж, что и сестра, но отделение анимации, работает по специальности.

Мама Александра умерла в 1998 году, а жена в 2004 году.


У Александра совершенно удивительная судьба, в годы войны он прошел гетто, концлагерь, воевал с фашистами, награжден орденом Отечественной войны 1 степени, медалью "За освобождение Варшавы", медалью "За взятие Берлина", медалью "За победу над Германией в Великой Отечественной войне". Стихи Гирша Глика перекликаются с судьбой Александра в годы лихолетья:

Везде – от южных пальм до северных снегов –

Несем мы нашу боль в истерзанных сердцах.

Но там, где льется кровь от подлых рук врагов,

Вскипает гнев и крепнет бесстрашие в бойцах.

Станет завещаньем детям от отцов

Песня, что писалась кровью и свинцом.

В рушащемся мире пели песню эту

Взявшие оружие мстители из гетто.

Со времен Второй мировой войны минуло уже не одно десятилетие...

И все эти годы мы вспоминали с болью и печалью, пытаясь понять: как эта беспрецедентная трагедия стала возможной? Почему мир не смог предотвратить Холокост и другие зверства, совершенные впоследствии? Как мы можем сохранить память о Холокосте, чтобы предотвратить нечто подобное в будущем? Извлекли ли люди уроки из прошлого, уроки, которые и сегодня не потеряли своей актуальности. И, если одни могут нагло призывать ко второму Холокосту и с пеной у рта кричать, что Израиль – родину евреев – нужно стереть с лица земли, а другие в нерешительности колеблются, стоит ли осуждать такого рода высказывания, становится ясно, что не все еще извлекли уроки из Холокоста. Вопросы, вопросы, вопросы... Мы и будущие поколения еще долго будем искать ответы на сложные вопросы, которые оставила нам Катастрофа.


И в этих поисках особая роль принадлежит выжившим в Холокосте, которые прошли через все ужасы гетто и концлагерей, которые были обречены на гибель, но сопротивлялись, боролись за свое существование, сохранили человеческий облик и победили смерть.


Ответ выдающегося философа, писателя, лауреата Нобелевской премии мира, бывшего узника Освенцима Эли Визеля: «Рассказать о геноциде невозможно, однако и молчать о нем нельзя». Ему вторит Примо Леви – также бывший узник Освенцима, показавший в литературе драму Холокоста: «Тяжело и малоприятно погружаться в эту пучину зла, – пишет он в книге «Если это человек». – Есть искушение, поморщившись, отвернуться и отключить сознание. Этому искушению нельзя поддаться».

Поэтому так важны и ценны свидетельства и воспоминания людей, которые непосредственно испытали на себе всю тяжесть того тяжелого времени, которые нашли в себе силы перешагнуть через бездну зла, чтобы добиться исторической правды и рассказать сегодняшнему и будущим поколениям о Холокосте.


Хочется пожелать Александру здоровья, бодрости тела и духа, жизни в мире, добре и благополучии.

Марина Гроденски

0 צפיות0תגובות

© 2021 Made with love by  Kfar Saba