חיפוש

Еще никто в мире не придумал прибор по измерению доброты

Еще никто в мире не придумал прибор по измерению доброты, широты души и любви к людям, но если бы он существовал, то его показания попросту бы зашкалило при измерении этих качеств у Софьи и Симхи Франк. От общения с этими светлыми и чистыми людьми на душе становится тепло и спокойно. А история их семьи просто потрясает. А глаза…, как они смотрят друг на друга. Несмотря на то, что они недавно выдали замуж внучку, их глаза светятся любовью и нежностью, пронесенными через многие десятки лет совместной жизни. Тот, кому посчастливилось побывать в их квартире, наверняка оценили уют и теплоту которыми "дышит" каждая вещь в этом доме. У меня сложилось такое впечатление, что для Софьи и Симхи понятия дышать и помогать людям – являются равнозначными величинами, они просто не могут по-другому жить.


Софья родилась в городе Рыбница (Молдавия) в 1930 году. Папа был военным портным – шил офицерскую форму, мама – домохозяйкой. Софья была младшей в семье, кроме нее еще были старшие брат и сестра. Война застала Софью с родителями в Кишиневе, где они гостили у родственников. Уже на третий день после начала войны Кишинев бомбили, он был охвачен пламенем пожаров. Семья стала пробираться через Днестр в Рыбницу. При приближении немцев, они одними из последних покинули этот город. Месяца три, где в товарных вагонах, где пешком, они добирались до Ростовской области. Брат Софьи добровольцем ушел на фронт (ему не было еще 18-и лет), сестра, еще до войны поступившая в мединститут, была сначала отправлена на фронт, но затем ее отправили доучиваться. Она разыскала семью через бюро в Ростове и приехала к ним на хутор Сычевка. Но война докатилась и сюда, и им снова пришлось сниматься с места, на этот раз они отправились в Узбекистан в город Андижан. Снова в дороге были несколько месяцев. В Андижане мама Софьи работала на фабрике по переработке фруктов, папа – помощником портного. Вернувшись из эвакуации в 1946 году, своего дома они не нашли, поэтому поселились на съемной квартире. Брат Софьи вернулся с войны в конце 1945 года.

В 1947 году Софья вместе с родителями переезжает в Кишинев, где она, закончив десятилетку, поступает в Педагогический институт на факультет русского языка и литературы.

Симха родился в 1922 году в Новоселице Черновицкой области, тогда это было территорией Румынии. Папа занимался торговлей, мама была домохозяйкой. Свое обучение Симха начал в еврейской школе, окончив четыре класса, поступил в гимназию, которую окончил в 1940 году. Когда в этом же году территория, где они проживали, была присоединена к СССР, их городок стал пограничным. 24 июня 1941 года фашистские и румынские войска вошли в Новоселицу и сразу стали уничтожать евреев, в первый же день было убито около тысячи человек. Остальных евреев согнали на территорию спиртзавода, огороженного высоким забором. В этом гетто они прожили несколько недель, потом их погнали в Транснистрию за Днестром. По дороге они потеряли отца, его судьба неизвестна до сих пор. Гнали их пешком, дорога заняла почти месяц. Когда перешли Днестр, то оказались в гетто, находившемся в городе Бершать под Винницей. Мать и сестра Симхи болели, а его самого ежедневно гнали на работу. В этом гетто Симха находился до марта 1943 года, а затем его перевели в концентрационный лагерь в городе Николаев. Там ему также приходилось ежедневно тяжело работать. Весной 1944 года советские войска освободили заключенных, из 5000, находившихся там, выжило, примерно, 300-400 человек.

Симху сразу же призвали в армию - требовались люди, владеющие немецким и румынским языками. Так он попал в разведку 1-го Украинского фронта. С войсками он перешел Днестр, Прут, дошел до Карпат. Разведгруппа, в которой служил Симха, состояла из 4-х человек, они занимались прослушкой связи противника специальной аппаратурой. В Карпатах Симха был ранен, попал в полевой госпиталь, после выписки из которого, был направлен на Белорусский фронт, двигавшийся по направлению Кенисберга, который Симха штурмовал уже в составе пулеметной роты. После взятия города, их погрузили в эшелоны и отправили на восток. Так Симха попал на войну с Японией. Через территорию Монголии войска пешком шли в Маньчжурию. Здесь шли тяжелые кровопролитные бои. Официально эта война началась 9 августа, а завершилась 2 сентября 1945 года, когда в Токийской бухте на борту линкора "Миссури" был подписан акт о капитуляции милитаристской Японии. В этот же день Симха был ранен осколком в глаз и ослеп. В Порт-Артуре в военном госпитале он лечился 5 месяцев, глаз ему спасли врачи института имени Филатова.

В 1947 году Симха демобилизовался, дорога домой заняла почти полтора месяца. Пароходом из порта Дальний до Владивостока плыл неделю. Затем в теплушках добирался до Москвы, потом до Киева, а оттуда – уже до Черновиц, где жили его мама и сестра, находившиеся в полном неведенье о его судьбе. Приезд Симхи стал для них счастливой неожиданностью. Надо было налаживать мирную жизнь, и Симха устроился на работу в Союзпечать, затем стал цинкографом в типографии, там он проработал с 1948-го по 1950-й год, работа эта была очень вредной, поэтому ему пришлось уволиться по состоянию здоровья.

В 1950 году на Октябрьские праздники Симха приехал в Кишинев к другу, вместе с которым они были в гетто, в концлагере, а снова встретились в Порт-Артуре. Софья и Симха оказались в одной компании, отмечающей праздник. Симха сразу обратил внимание на красивую девушку, которой сделал предложение уже через 10 дней. 31 декабря этого же года они поженились, но жить продолжали – каждый со своими родными. В конце мая Софья закончила обучение в институте, и только тогда Симха переехал в Кишинев. В июле они уехали в село, в которое Софья получила распределение. Там они оба стали работать учителями в школе, Софья преподавала русский язык, а Симха – труд. Через год они вернулись в Кишинев. Софья поступила и успешно закончила библиотечный факультет заочного отделения Пединститута. Поэтому она не только работала учительницей, но и в той же школе заведовала библиотекой. Симха устроился на работу завхозом в сельскохозяйственную школу. Затем он перешел во "Внешторгрекламу" декоратором, где и проработал до самого отъезда в Израиль.

Первая возможность эмигрировать появилась у Симхи еще в Маньчжурии, тогда несколько его знакомых уехали в Америку, но он всегда считал, что его место в Израиле. Тем более, что здесь проживала его родня еще с 1920-го года, а сразу после войны к ним присоединились почти все, выжившие в ней родственники. Поэтому, когда приподнялся пресловутый "железный занавес", Симха с Софьей в 1972 году подали документы на выезд. Софье в школе в устной форме сказали, что ее увольняют, но поскольку ее класс был выпускным, то она продолжала работать. Симха работал на своем месте до самого отъезда. Когда в ОВИРе у них потребовали характеристики с места работы, они их естественно предоставили. Прочитав их, сотрудник ОВИРа сказал, что их организация не занимается награждением за заслуги, а как раз наоборот, выражает порицание за предательство Родины. Софье пришлось принести новую характеристику. Все оформление заняло три недели. За два диплома, год обучения дочери в институте и отказ от гражданства с них потребовали заплатить более 14 тысяч рублей. Это было колоссальной суммой, до которой им было очень далеко даже после распродажи всего, что можно было продать. И тогда в их дом потянулись знакомые и друзья, которые клали деньги на стол, кто сколько мог. Таким способом была набрана необходимая сумма.

Ехали поездом через Чоп, на границе таможенники отобрали не только фотографии Симхи времен войны, но и часть наград и удостоверений к ним. Но так как все было рассовано по разным местам, то кое-что удалось вывезти. Вот список этих наград: орден Красной Звезды, орден Отечественной войны, медаль "За отвагу", медаль "За боевые заслуги", медаль "За Победу над Германией". В Вене они прожили 3 дня, после чего самолетом компании Эль Аль вылетели в Израиль. В аэропорту их встречали родственники мужа с письмом в руках от мэра Кфар-Сабы с просьбой направить их сюда.

Но сначала их отвезли в ульпан в Атлите, где они проучились 4 месяца, и только затем, они получили амидаровскую квартиру в районе Гиват Эшколь в Кфар-Сабе. Софья год с лишним работала на различных временных работах, Симха несколько месяцев проработал в Тель-Авиве. Проходя по улице незадолго до Дня Независимости, он увидел, что для празднования строится сцена и декорации, он поинтересовался, требуются ли работники. Так Симха начал работать в отделе технического обслуживания мэрии, где и проработал до самого выхода на пенсию, если можно так сказать. Еще в течение семи лет он продолжал трудиться на таком привычном для него рабочем месте, и по сей день, он работает там же, правда уже на добровольческих началах. Он делает различные мелкие работы для городских школ и детских садов.

Уже в течение 30-ти лет Симха сотрудничает с городским отделением "Яд ле баним" (организация, занимающаяся сохранением памяти о павших воинах), он взял на себя оформление мемориала. Оформляя очередной стенд он мысленно молится, чтобы эта цепь прервалась, но к большому сожалению, мы живем в такой непростой стране… В 2004 году Симхе был вручен приз имени Зева Геллера.

Удивительный факт, совершенно невероятными путями, в руках у Симхи оказались три уникальные книги, которые он преподнес в дар Мемориальному музею "Яд ва-Шем": "Сборник немецких плакатов, начиная с 1900года", "Пражский еврейский музей" (тираж 500 экземпляров) и двухтомник "Нюренбергский процесс". Эта книга была издана в Лейпциге сразу после завершения самого процесса. Каждый том весит примерно пять килограммов.

В 70-е годы, группа русскоговорящих новых репатриантов организовала свой клуб, активным членом которого была и Софья. Там устраивались различные вечера, изучали иврит, занимались взаимопомощью. Софья, как активистка этого объединения, познакомилась с председателем местного отделения Гистадрута Зеевом Бельфар, который поинтересовавшись ее специальностью, предложил ей работу библиотекаря при Гистадруте. Знаний языка Софье явно не хватало, но все сослуживцы помогали ей в его освоении. Помня свой печальный опыт приезда с двумя чемоданами, Софья решила открыть магазин "Со вторых рук", чтобы помочь вновь прибывшим обзавестись самым необходимым на первое время. Там продавались одежда, обувь, электротовары, цены были чисто символическими – шекель, полтора.

Софья была делегатом 1-го и 2-го съездов объединения новых репатриантов, выходцев из СССР. В 1984 году Софье за ее добровольческую деятельность было присвоено звание "Женщина года". Выйдя на пенсию, она продолжила свою работу в Гистадруте, но уже в качестве начальника отдела по делам пенсионеров, там она проработала с 1993 по 1995 год. В 1996 году Софье была вручена грамота Гистадрута за ведение активной общественной работы, в 1998 году она была отмечена организацией НААМАТ. В 2000 году Софье был вручен приз имени Зеева Геллера и денежная премия в 1500 шекелей, которые она перевела на счет отделения гериатрии больницы "Меир". В 2006 и 2007 годах ее волонтерская деятельность была отмечена почетными знаками Гистадрута. Отдавая дань активной жизненной позиции Софьи, "Керен Каемет ле Исраэль" (Еврейский национальный фонд) высадил в ее честь на горе Герцль в Иерусалиме 5 деревьев.

У Симхи и Софьи двое детей: дочь Ася и сын Арик. Арик 18 лет отслужил в военно-воздушных войсках Армии обороны Израиля, уйдя в отставку, начал работать в компании АйТек. У него три дочки. Дочь Ася 15 лет проработала в инженерном отделе мэрии Кфар-Сабы, затем с мужем и двумя детьми переехала в Канаду. Работает в агентстве по недвижимости.

В теперешнее нелегкое время, такие люди как Софья и Симха, дают луч надежды, что никто не останется один на один со своими бедами и проблемами. Ведь всегда найдутся те, кто поможет и поддержит не только словом, но и делом. Их молодой задор, чувство юмора, убежденность, что из любого положения можно найти выход, должны служить примером для молодежи, преемственность поколений не должна прерываться.

Марина Гроденски

0 צפיות

© 2019 Made with love by  Kfar Saba