חיפוש
  • Муниципалитет Кфар-Саба

Выдающиеся личности формируются не посредством красивых речей, а собственным трудом и его результата



Выдающиеся личности формируются не посредством красивых речей, а собственным трудом и его результатами.

Альберт Эйнштейн

Герой нашего времени. Кто он? Каждый человек в понятие "выдающаяся личность" вкладывает свой смысл, для кого-то это Пушкин, а для кого-то дедушка, воевавший с фашистами. Каждому из нас доводилось на своем жизненном пути встречаться с неординарными людьми, оставившими о себе яркие воспоминания. Эти люди отличаются оригинальностью и самобытностью, способностью удивлять и даже шокировать. Неординарность этих людей проявляется во всем – в мышлении, своеобразном видении мира, поступках. Чем более нетрадиционно человек мыслит, тем более яркие рождаются у него идеи.

Вот о таком генераторе идей, который успешно воплощает их в жизнь, я и хочу рассказать.

Яков Шаевич родился в 1926 году на Украине в штетле Александрия (Кировоградская обл.). Там с покон веков жили предки отца, владевшие профессией кузнеца и жестянщика. Отец Якова был слесарем, мама – шила на дому. В 1932 году семья переехала в Днепропетровск. Жили очень бедно, снимали одну комнату. В связи с тем, что в 1935 году дядя отца был репрессирован за связь с сионистами, в доме царила атмосфера страха, на идиш родители разговаривали шепотом. По той же причине в доме не соблюдались никакие еврейские традиции.

В школу Яков пошел в Днепропетровске, вступление в октябрята резко изменило его жизнь. Он был избран звеньевым, именно это положило начало его общественной деятельности. В 1937 году родился младший брат Якова. Когда началась война, Якову было 15 лет. Отца сразу призвали в армию, а мама с сыновьями эвакуировалась в город Черкесск Карачаево-Черкесской республики. Поскольку жить было не на что, Яков занялся "предпринимательской деятельностью", так как местное население было почти поголовно безграмотным, он на почте заполнял бланки, писал прошения, письма, таким образом ему удавалось заработать несколько рублей в день. Прожили в Черкесске недолго, так как немцы вскоре уже подступали к городу, надо было бежать. Уходили пешком по направлению к Пятигорску вместе с беспорядочно отступающими войсками. При налете авиации мама Якова была ранена в ногу. Кроме сочувственных взглядов никто ничем не помог. Только офицер, по всей видимости, еврей, посадил семью в машину и довез до станции Баксан, где располагалась районная больница, в которую он и определил раненную. Хотели двигаться дальше, но врач сказал, что в этом случае у мамы может развиться гангрена, и он же определил их на постой в русскоговорящую семью. Яков отправился через реку в соседнюю деревню, чтобы выменять папин костюм на продукты. Когда он через несколько часов вернулся к месту переправы, то обнаружил, что мост уничтожен и нет никакой возможности перебраться к своим родным. Яков стоял на берегу и плакал, его подобрали военные, с ними он добрался до Нальчика, где еще была Советская власть. Детей, оказавшихся здесь без родителей, собирали в группы и отправляли в Махачкалу, а уже оттуда – в Ташкент.

В Ташкенте Яков попал в ремесленное училище энергетиков. Закончил его за несколько месяцев, получив квалификацию слесаря был отправлен в город Каменск Ростовской области на восстановление местной теплоэлектростанции. Это был конец 1942-го года. В сентябре 1943-го года Яков был призван в армию.

Этот период его жизни описан в книге " Никто не забыт, ничто не забыто": "Службу Яков начал в 7 отдельном саперном (резервном) полку, где прошел курс молодого бойца и принял присягу. Начал учить саперно-минерное дело, и первыми словами старшины, опекавшего новобранцев были: "Пацаны, набирайтесь разуму, если хотите увидеть свою мамку – сапер ошибается один раз в жизни". Основное снаряжение было до смешного (нет, трагичного) просто: щуп (1,5-2 метровая палка с металлическим стержнем на конце), саперная лопатка и нож. С такой экипировкой Яков в составе своего полка прибыл в ноябре 1943 г. в район Белой Горы и Устиновки на Северном Донце для разминирования громадных площадей… Через несколько месяцев после расформирования их части Яков попал совсем в другой род войск. Началась служба в 32-ом отдельном артиллерийском дивизионе, в 28-ом стрелковом Люблинском Краснознаменном им. Ордена Суворова гвардейском корпусе, отличившемся на I Белорусском фронте".

Победу Яков встретил в Польше. В 1946 году его направили служить в Германский город Веймар (Бухенвальд) в группу по розыску эсэсовцев и их пособников на должность переводчика контрразведки МГБ". По делам службы Якову часто доводилось бывать в лагере смерти Бухенвальд, где еще были свежи следы недавней трагедии.

В 1950-ом году Яков демобилизовался и вернулся в г.Днепропетровск к отцу, возвратившемуся с фронта в 1946-ом году. Только тогда Яков узнал о том, что произошло с его мамой и братом. В 44-ом году отец, получив отпуск с фронта, приехал в Баксан, где ему рассказали о том, что его жена и младший сын Рувим были отправлены местными полицейскими в Пятигорск, а затем расстреляны вместе с другими евреями в районе стекольного завода.

После возвращения перед Яковом встал вопрос, что делать дальше. Мачеха сказала, что надо учиться. Яков нашел работу на комсомольской ниве и поступил в вечернюю школу рабочей молодежи, которую закончил в 1952-ом году с золотой медалью. Он был вхож в дома высшего руководства города, поэтому замахнулся на дипломатическую деятельность. С золотой медалью и всевозможными хвалебными характеристиками Яков поехал поступать в Московский государственный институт международных отношений (МГИМО). В итоге, там нашли предлог, чтобы ему отказать, и он вернулся в Днепропетровск. Был конец августа, и снова встал вопрос, что дальше. Во время одного из застолий с друзьями, Яков получил совет податься в геологи, потому, что это романтичная и денежная профессия. Проснувшись наутро, Яков вспомнил о данном накануне обещании, и вместе с друзьями пошел к декану геолого-географического факультета Днепропетровского университета. Милейший профессор Агаян взял документы Якова и пошел в приемную комиссию. Вскоре он вернулся и сказал: "Яков, ты студент 1-го курса и, как бывалый человек, назначаешься старостой курса". Все годы учебы Яков был круглым отличником и занимался общественной деятельностью, был заместителем редактора университетской газеты. В университете Яков познакомился с девушкой красавицей, которая и стала его женой.

Закончив университет, Яков вместе с другом по направлению поехали на работу в Сибирь. Явившись в ту организация, куда им было выписано направление, выяснили, что вакансий уже нет. Получив открепление, они могли вернуться домой. Но Яков решил обосноваться в Новосибирске. Проходя по улице вместе с другом, они увидели вывеску "Институт Новосибгражданпроект", Яков предложил зайти прямо к директору. Тот оказался умнейшим человеком, известным архитектором, приехавшим в эвакуацию из Киева, и, к тому же, евреем. Это был как раз тот случай, когда человек оказывается в нужное время в нужном месте, Яков и его друг были приняты на работу. Этот научный институт, как раз, приступил к проектированию известного Академгородка. Яков сразу же занялся инженерно-геологическими работами. Спустя год к нему приехала его жена Ирина, к тому времени закончившая Университет. В 1960 году в семье родился сын Алекс.

В институте "Новосибгражданпроект" Яков проработал более 20 лет, пройдя путь от рядового инженера до главного геолога. За это время он защитил кандидатскую диссертацию. Кроме этого, Яков совмещал производственную деятельность с научно-педагогической, его пригласили преподавать в Институт инженеров водного транспорта, присвоив звание доцента. Кроме всего, Яков активно занимался журналистской деятельностью в газете "Вечерний Новосибирск" и журнале "Сибирские огни". Работая с архивными документами, Яков обнаружил сведения о том, что в 1929-ом году в Новосибирске была издана книга Юрия Кондратюка "Завоевание межпланетных пространств", ставшая классическим трудом по космонавтике, и имя Кондратюка встало в один ряд с именем Циолковского. После первой же публикации Якова, эта тема стала широко освещаемой в прессе, так как, это совпало с периодом бурного развития космонавтики. Большинство авторов работ о Кондратюке ссылались на источники, обнаруженные и опубликованные Яковом, то есть, он стал основателем "Кондратюкиады".

В Новосибирске Яков разработал необходимую для строительства методику изменения свойств лессовых грунтов. Целые районы Новосибирска, особенно левобережья Оби, возведены с использованием этой методики. Яков также занимался вопросами геоэкологии – ликвидацией многочисленных оврагов путем замыва их отходами ТЭЦ (теплоэлектроцентраль). Теперь на месте оврагов жилые дома, парки, скверы, культурно-развлекательные и торговые комплексы.

В 1979 году Якова пригласили на работу в Московское НИИ. В Москве у него появилась возможность общаться с представителями ученого мира из самых различных областей науки. К этому времени у Якова было опубликовано более 200 научных работ. Его научная работа в Москве, в основном, была посвящена лессовым породам. Материалы, накопленные во время научно-производственной деятельности, легли в основу докторской диссертации Якова, которую он успешно защитил в 1988 году в Московском Университете. Но это было только частью пути к докторскому званию. В ВАК (высшую аттестационную комиссию) поступило письмо, где Якова обвиняли в научной нечистоплотности, поэтому ВАК направил его с докладом по диссертации в научный совет Ленинградского горного института, состоявшего в многолетнем научном противостоянии с МГУ. Это был прямой путь "зарубить" диссертацию. Яков обреченно явился на научный совет Ленинградского института и, только благодаря смекалке и смелости ему удалось невозможное – услышать "Браво" из уст мэтра геологии Москвина. В итоге – ВАК утвердил диссертацию и присвоил Якову Шаевичу ученую степень доктора геолого-минералогических наук. Впоследствии Якову показали копию доноса в ВАК, в котором было написано: "Не слишком ли много евреев защищают докторские диссертации в научных советах МГУ?"

В 90-е годы государственная научная деятельность в стране стала сходить на нет. В этот период начали создаваться различные научные организации, основанные на других принципах, Так была создана Российская народная Академия наук, в рамках которой Яков основал институт геоэкологических проблем, директором которого он был до самого отъезда в Израиль. Наступили времена, когда для того, чтобы двигать науку, надо было зарабатывать деньги коммерцией, Яков не был готов действовать таким методом.

11 мая 1992 года советником Израильского посольства в Москве И.Мей-Ами было выдано письмо следующего содержания: "По инициативе и эскизам профессора Шаевича Я.Е. на базе российского предприятия выполнены 3 вазы с художественной росписью на библейские темы и текстом на иврите.

Посольство государства Израиль имеет честь поблагодарить господина Шаевича Я.Е. за подарок – первые три вазы, выполненные по его эскизам".

Через два дня Яков уже вылетел в Израиль. Прилетел 13 мая 1992 года, из аэропорта приехал в Кфар-Сабу, так как здесь уже проживал его сын с семьей, у которого он и поселился. Два месяца Яков проработал в институте геологии, затем решил стать пенсионером. Поскольку сидеть без дела Яков не привык, то занялся экологией человека. Затем он внес предложение мэру об изучении экологических проблем Кфар-Сабы. Вслед за этим, Яков создал и стал руководителем одного из первых в Израиле клубов русскоязычной интеллигенции. Клуб успешно действовал почти в течение двух лет. Он объединял представителей науки, культуры и искусства. У Якова возникла идея увековечивания памяти жертв Катастрофы, бывший мэр отнесся к этой инициативе с пониманием, но без энтузиазма, и идея заглохла.

В 1994 году Яков первый раз поехал на экскурсию в Негев и влюбился в него с первого взгляда. Увидев местные полезные ископаемые глазами геолога, он с удивлением для себя произнес: "Да здесь же есть все для производства самого лучшего фарфора". К такому выводу он пришел на основании сотрудничества в прошлом с Кисловодским заводом фарфора и керамики. Вскоре этот вопрос Яков обсуждал с мэром города Мицпе-Рамон. Интерес был обоюдным и Яков переехал на место жительства туда. Началось осуществление данного проекта, самое главное, были получены квоты на разработку необходимых полезных ископаемых. Война в Чечне поставила крест на этом проекте. В очередной раз встал вопрос: "Что дальше?" Изучая природу и особенности Негева, Яков провел семь персональных выставок "Волшебный мир Негева". Но главной целью для него оставалось создание памятника в честь воинов Второй мировой войны и жертв Катастрофы, что в итоге воплотилось в большой мемориал "Никто не забыт, ничто не забыто". В Мицпе-Рамон это стало местом массового посещения туристами и жителями города, включая свадебные кортежи. К этому же событию был приурочен выпуск большой книги воспоминаний ветеранов и жертв Катастрофы под тем же названием, что и мемориал. В период жизни в Мицпе-Рамон Яков ежегодно ездил в Чехию, где собирал материалы для своей коллекции природных камней, включая метеориты (влтавин молдавит). При посещении музея-квартиры Гете в Марианских Лазнях (Мариенбад) Якову пришла в голову идея провести здесь музыкально-литературный вечер "Мариенбадская элегия". Под сводами зала впервые на русском языке звучала поэзия великого Гете. Подобные вечера были проведены и в Негеве. В связи с этим Яков вспоминал, как более полувека тому назад он двадцатилетним солдатом стоял у памятника Гете в Германском городе Веймар. Могло ли тогда ему придти в голову, что когда-то он будет посвящать вечера творчеству этого поэта.

Годы брали свое, сын Алекс все настойчивей звал отца вернуться в Кфар-Сабу и поселиться возле него и внуков. Возвращение было нелегким, сказывалось пятнадцатилетнее отсутствие. Яков получил жилье в проекте на длительный съем, и в мае 2012-го года обосновался в Кфар-Сабе. Сын Якова поинтересовался, не пора ли ему умерить пыл и заняться своим здоровьем. Но это был чисто риторический вопрос, Яков без новых идей и их воплощения в жизнь просто не может существовать. Начался его 2-й этап жизни в Кфар-Сабе. Яков подготовил большую музыкально-поэтическую программу "Старость вызываем на дуэль".

Важным событием в жизни Якова стало прохождение обряда бар-мицвы, который был проведен в Иерусалиме у Стены Плача для тех, кто по разным причинам не прошел его в 13-летнем возрасте. Инициатором этого мероприятия была компания "Амигур".

Когда новоселов дома на долгосрочный съем посетил глава города Йегуда Бен-Хамо, он, в том числе, побывал и в квартире Якова. Ознакомившись с его коллекцией самоцветов, он решил, что ее должны увидеть жители и гости нашего города, так возникла идея выставки "Самоцветы Чехии, России и Израиля в Кфар-Сабе". Самый пристальный интерес посетителей выставки вызвали изделия с камнем космического происхождения – влтавин. Выставка прошла с огромным успехом, свой вклад в который внесли, в том числе, и молодые дизайнеры Эли Комм и Алекс Федек.

Яков полон планов на будущее, на данный момент самым главным вопросом для него является реконструкция мемориала жертв Катастрофы, установленного на улице Нордау. После прошедшей недавно выставки, у Якова родилась идея новой, на этот раз театрализованной – "Самоцветы и камни в библейской истории". Кроме этого Яков замыслил провести музыкально-поэтический вечер "Сонеты". "Есть много и других планов, только дай мне бог здоровья и сил, чтобы их осуществить".

Сын Якова – Алекс работает в фармацевтической компании "Тева", он является сотрудником финансового отдела. Внучка Этель отслужила армию, учится на вторую степень по социальной работе и работает по специальности. Этель замужем за офицером Армии обороны Израиля. Внук Якова – Шай служит в боевых частях.

Трудно встретить человека, в круг интересов которого входит настолько разносторонняя деятельность. Это к таким людям, как Яков, относятся слова Харитонова к известной песне "Сердце мое":

Мы немало на свете успеем,

Наша жизнь отгорит не зазря.

Если зерна добра мы посеем –

Завтра всходы поднимет заря.

Сердце мое

Стучать не устанет…

Старость меня дома не застанет –

Я в дороге, я в пути!

При знакомстве с Яковом возникает ощущение, что у этого удивительного человека внутри работает моторчик, вырабатывающий идеи с удивительной скоростью. Но самым поразительным является то, что он почти всегда находит возможность воплотить их в жизнь. Честно говоря, эта его способность просто потрясает до глубины души, где черпает физические и душевные силы этот не совсем молодой человек, остается загадкой. Видимо еще в молодости его девизом стали слова Рудаки:

На мир взгляни разумным оком,

Не так, как прежде ты глядел.

Мир – это море. Плыть желаешь?

Построй корабль из добрых дел.

На мой взгляд, самое лучшее, что можно пожелать человеку с такой активной жизненной позицией – это исполнение всех желаний, и чтобы они не покидали Якова еще долгие, долгие годы.

Марина Гроденски


© 2019 Made with love by  Kfar Saba