חיפוש
  • Муниципалитет Кфар-Саба

Военная тематика неисчерпаема



Военная тематика неисчерпаема, война она и есть война, и у каждого она своя. Ни прошедшие со Дня Великой Победы 67 лет, ни огромная череда событий в личной жизни, не смогли изгладить из памяти свидетелей тех огненных лет все то, что им пришлось пережить. И совсем неважно, сколько кому довелось воевать, события тех дней оставили свой след на всю оставшуюся жизнь в сердце каждого, кто глядел смерти в лицо. И спустя столько лет не отпускает боль за погибших и ставших инвалидами друзей. Нет, время не лечит, оно только дает возможность смириться с тем, что невозможно изменить. Совсем не хочется бередить душу людям, на долю которых выпало немало испытаний. Но очень хочется, чтобы историческая правда, не отредактированная цензурой, а поведанная очевидцем, стала достоянием следующих поколений.

В этой статье я хочу рассказать о человеке, которому пришлось быстро повзрослеть, превратившись из подростка – в боевого офицера. Зовут его Лев Гильман. Родился он на Украине в местечке Мирополь Житомирской области. Его папа был директором школы и учителем немецкого языка, мама – домохозяйкой. Лев был младшим ребенком, кроме него, в семье росли две старшие сестры.

Когда в 1940-ом году Бессарабия и Северная Буковина были присоединены к СССР, семья Гильман перебралась в город Аккерман, располагавшийся на берегу Днестровского лимана, так как отец Льва был переведен туда на должность директора еврейской школы. Эта школа шефствовала над располагавшейся в городе военной частью. Когда 22 июня была объявлена война, все городское руководство мгновенно испарилось, бросив население на произвол судьбы. Когда же отцу Льва удалось раздобыть подводу, оказалось, что эвакуация уже закончилась и к лиману их не подпустили. В это время к пристани подошел последний пароход для эвакуации воинской части, командир которой, увидев директора школы с семьей, распорядился взять их на борт. Так им удалось покинуть город. Попали они на Кавказ в селение в Грозненской области. Отец начал работать в школе, Лев пошел в 9-й класс. Немцы стремительно приближались к Кавказу, и снова пришлось эвакуироваться. На сей раз поездом добрались до Каспийского моря, затем на пароходе доплыли до Красноводска, затем снова был эшелон в сторону Средней Азии. Так они попали в Сталинабад (Душанбе). Отец снова устроился на работу в школу, быстро изучив таджикский язык, он перевел учебник немецкого языка – на таджикский. Кроме этого, чтобы прокормить семью, отец Льва после уроков подрабатывал в колхозе. Лев тоже параллельно с учебой работал пионервожатым.

Через пустырь от дома, где они жили, располагался мединститут, и отец Льва договорился, что его туда примут после 9-го класса. Лев отправился подавать документы, но на соседней с нужной ему дверью, увидел объявление: "Желающие стать командирами артиллеристами могут записаться в Одесскую 16-ю артиллерийскую школу". Поняв, что это шанс попасть на фронт, Лев подал туда документы. Так как там изучали не только военную специальность, но и общеобразовательные предметы, то Лев проучившись год, получил еще и аттестат зрелости. Ребятам выпускникам было по семнадцать лет, и мудрый руководитель школы отстоял ребят от оправки на фронт, рассудив, что там нужны полноценные офицеры, а не пушечное мясо. Поэтому все выпускники были зачислены в Харьковское артиллерийское училище, располагавшееся в Фергане. Там проучились еще год, а после выпуска в конце 1943-го года все были направлены на 2-й Прибалтийский фронт. Младший лейтенант Гильман вместе с товарищами попали в 19-ю бригаду противотанковой артиллерии резерва Главного Командования фронта. Специфика службы была такова, что они больше двух дней на одном месте не дислоцировались. Их бросали на опасные участки, они проводили обстрел, а затем меняли место расположения. Через две недели друга Льва – Михаила ранило, и Лев остался один на два взвода. При затяжных боях очень важно изучить расположение противника, что занимало несколько дней, но поскольку бригаду, где служил Лев, все время перебрасывали, то выполнить поставленную задачу было очень сложно. Очень тяжелое положение сложилось на направлении Даугава, там скопилось огромное количество вражеской силы. Бригаду Льва перебросили туда, они заняли позицию на опушке леса, первую линию обороны занимала пехотная часть, которая под покровом ночи внезапно начала отступать. Лев взял на себя ответственность и оставил пехотинцев в расположении своего взвода, ведь если бы в атаку пошла живая сила противника, то артиллеристы не смогли бы оказать ей сопротивление. Где то в 12 часов ночи взревели моторы немецких танков, все приготовились к бою, и вдруг раздался рев наших "Катюш". Когда рассвело, был получен приказ отступать, для вывода артиллерии требовались автомобили, был февраль и не у всех машин завелись моторы, однокурсник Льва остался с двумя орудиями, принял неравный бой – и погиб. Во время передислокации их колонну постоянно обстреливали. Другой одногрупник по училищу и друг Льва и по сей день, остался без обеих ног. Затем бригаду погрузили в эшелон и отправили на Центральный фронт. Вот так, теряя сослуживцев и друзей, довелось воевать Льву. При этом никто и не думал награждать или повышать в звании воинов резервного артиллерийского подразделения. Ну в самом деле, пришли на день-два, отстрелялись и ушли, никого не интересовало чего им это стоило. 23 февраля – День Советской Армии подразделение, в котором служил Лев, встречало под Рава-Русской на Львовщине. Вскоре Лев, подхватив желтуху, попал в госпиталь, там он и встретил Победу.

После излечения Льва направили в Дрезден в штаб Центрального фронта, там он получил назначение в общую 575-ю бригаду, располагавшуюся в Австрии в городе Вайнцирл. Часть была расквартирована в сельскохозяйственной школе. Австрийская коммунистическая партия активно сотрудничала с Советской военной администрацией, и по предварительной договоренности, здание должно было перейти к ее представителям. Поскольку Лев в совершенстве владел немецким языком, его назначили проводить процедуру сдачи-приема помещения. Не подозревая, что Лев все понимает, австрийцы бурно обсуждали бескультурье советских солдат, оставивших здание далеко не в лучшем состоянии. Лев внимательно слушал, а потом не выдержав высказал все, что было у него на сердце: "А вы знаете, как вели себя ваши культурные солдаты на территории Советского Союза? Как они церкви превращали в конюшни, как грабили население, как самые настоящие бандиты и т.д.". Австрийцы опешили и, молча подписав акт, быстро удалились. Лев вернулся в часть под Санкт-Пельтен. Командование стало использовать его в качестве посредника между военной администрацией и местными промышленниками. Затем в штабе было принято решение об организации школы артиллеристов, Лев был назначен командором взвода. В 1946 году был получен приказ о возвращении войск в Советский Союз. Два взвода, включая в котором служил Лев, были направлены на границу с Западной Украиной для организации и обеспечения переправы бригады. Так вместе с бригадой Лев оказался в Миргороде. Встал вопрос, а что делать дальше. Лев решил поступать в военную академию, но получив ответ, что туда принимают только со звания майор, а он был лейтенантом, решил демобилизоваться.

Между тем, родители Льва еще в 1945-ом году из Сталинабада переехали на Украину в город Бердичев. Там же жила вернувшаяся вместе с детьми из эвакуации старшая сестра и ее раненый муж. Поэтому, куда ехать вопрос у Льва не стоял, конечно же к родным. Надо было налаживать мирную жизнь, и Лев решил, что следует получить высшее образование. Выбор пал на Черновицкий университет, факультет немецкого языка и литературы. Имея на руках аттестат отличника, Лев без всяких проблем поступил. Вместе с дипломом он получил направление на работу учителем в школу (то есть, пошел по стопам отца), затем стал завучем семилетней школы. Параллельно с этим, он преподавал в средней школе. Затем Льва направили на работу в село директором школы, но родители учеников выпускных классов на его прежнем месте работы подняли бунт, требуя вернуть их преподавателя. Пришлось Льву раз в неделю приезжать туда, чтобы помочь ребятам подготовиться к выпускным экзаменам.

В городе Ирепень (пригород Киева), жила сестра Льва вместе с мамой (отец к тому времени умер). Лев решил соединиться с семьей и переехал туда, устроившись, конечно, учителем в школу. Через полгода он уже стал руководителем семинара учителей немецкого языка Киевской области. Лев был награжден знаком "Отличник народного образования" (который у него при выезде в Израиль отобрали).

Вскоре Лев познакомился с зубным врачом Анной, и через год они поженились.

С момента образования государства Израиль Лев мечтал жить в нем. Еще до войны мамин брат приглашал их семью на Пасхальный седер, Лев, будучи еще ребенком, задавал множество вопросов, его очень интересовала эта тема. Кроме этого, бабушка по линии отца была из семьи раввинов, она рассказывала истории из Танаха. Несмотря на атеистическое воспитание, все это хранилось где-то в глубине сердца, сохраняя связь с еврейским народом. Несмотря на успешную карьеру и неплохо устроенный быт, Лев решает репатриироваться. Для этого он выходит на пенсию, благодаря 28-летнему педагогическому стажу, он смог это сделать, не достигнув 50-ти лет, ведь пенсионеру легче оформлять документы, не надо характеристики с места работы и т.п. Все бюрократические препоны были преодолены без труда, ведь Лев был в городе довольно известной личностью, а вызов прислал ему уехавший ранее друг.

Как раз во время войны Судного дня (октябрь 1973-го года) Лев вместе с женой и двумя детьми приземлились в аэропорту Бен-Гурион. Оформив там документы, они получили направление в центр абсорбции в Цфате, при котором работал ульпан. Иврит дался Льву легко, поэтому уже через полгода его направили на курсы по импорту-экспорту в Хайфе. Семье дали временную квартиру в Кирьят-Моцкин, мебель, которую они отправили багажом, была в довольно плачевном состоянии. Пришлось вызвать оценщика, чтобы выделили средства на ремонт, не согласившись с предложенной им суммой, Лев с женой отправились в центральный офис фирмы, чтобы урегулировать вопрос. Дожидаясь открытия офиса, Лев с женой волновались, хватит ли им иврита, чтобы объясниться. Но тут подошли сотрудники, говорившие между собой на немецком языке, естественно, что вопрос был решен положительно, но это еще не все. Льву предложили работу оценщика, и он с радостью согласился. Как говорится, надо оказаться в нужное время, в нужном месте. После окончания курсов, Льву предложили работу в банке "Апоалим", он и здесь согласился. После работы в банке он отправлялся по адресам, предоставленным ему фирмой по оценке ущерба. Конечно, приходилось много работать, но строительство жизни с нуля требует больших усилий, нашей репатриантской братии это очень хорошо знакомо. Постепенно продвигалась карьера и в банке, начав с работы с клиентами, Лев, несмотря на не очень молодой возраст, сумел перейти в отдел импорта и освоить совершенно новое для него дело.

Со дня приезда в Израиль Лев встал на воинский учет и регулярно призывался на военные сборы – милуим вплоть до 55 лет. В течение этих 7-ми лет он добросовестно исполнял все, что от него требовали.

Жена Льва, помыкавшись на уборках, работе на небольших фабриках, сумела закончить специальные курсы и открыть свой зубоврачебный кабинет.

Выйдя на пенсию (во второй раз) Лев с женой переехали в Кфар-Сабу, так как к тому времени здесь поселились их дети. Зайдя в банк "Апоалим", Лев выяснил, что здесь нуждаются в его помощи, так, что еще несколько лет он поработал, а потом окончательно решил, что пришло время отдохнуть.

Сын Льва – Леонид, отслужив армию, закончил Тель-Авивский университет по специальности компьютерщик, женат, в семье два сына. Старший – Рон занимается музыкой, живет в Лондоне, младший – Алон служит в армии. Дочь – Тамара, после армейской службы закончила Тель-Авивский университет по той же специальности, что и брат, вышла замуж, у нее трое детей. Старший Гай, отслужив, поступил в Тель-Авивский университет, где сейчас и учится на факультете управления и экономики, дочь Мая – студентка, младшая – Дорит учится в школе.

Можно сказать, что у Льва все в жизни складывалось довольно удачно и гладко, но это только с первого взгляда. Ведь, чтобы все было хорошо надо приложить немало усилий. А вопрос везения, тут уж как получится, как говорится: "везет тому, кто везет".

Я хочу пожелать этому славному человеку здоровья, долгих лет жизни и много радости от детей и внуков.

Марина Гроденски

3 צפיות

© 2019 Made with love by  Kfar Saba